Елена Рыдалевская: мы помогаем людям освободиться от наркотиков

 

Елена Рыдалевская многие годы работает исполнительным директором Благотворительного фонда «Диакония». Эта некоммерческая организация создана в Санкт-Петербурге в 2008 году. Она стала правопреемником ассоциации Христианский межцерковный диаконический совет, существовавшей в городе на Неве с 1991 года. Сотрудники «Диаконии» помогают наркозависимым и бездомным, содействуют профилактике ВИЧ, делятся с коллегами профессиональным опытом.

В феврале Елена – на фото она в центре – провела неделю в Швейцарии по приглашению швейцарской некоммерческой организации G2W («G2W — Всехристианский форум по вопросам веры, религии, общества на Востоке и Западе»). Разговор о российском и европейском опыте помощи наркозависимым с журналистом Мариной Охримовской стал развитием темы о российских некоммерческих организациях (НКО). Schwingen.net писал об этом некоторое время назад в статье «Что ожидают российские НКО из-за рубежа?»

— Разные источники сообщают, что в России от 2 млн до 8 млн наркоманов. Почему такой разброс цифр? Так сколько же россиян употребляют наркотики?

Проблема с учетом наркоманов в том, что за помощью обращается только каждый третий. Управление МВД по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ведет свою статистику, у медиков другие цифры. Кто-то курит травку время от времени, другой не может жить без героина. Для статистики это разные люди. Некоторые оценочные методики соотносят количество наркозависимых с числом ВИЧ-инфицированных.

Со швейцарской Благотворительной ассоциацией G2W "Диаконию" связывает давняя дружба. (schwingen.net)

Со швейцарской Благотворительной ассоциацией G2W «Диаконию» связывает давняя дружба. (schwingen.net)

Например, в Санкт-Петербурге на учете в Центре СПИДа более 32 тыс. человек, которые живут с ВИЧ инфекцией. Каждый второй из них наркоман, почти все заразились, используя для инъекции общий шприц. Жизненный опыт подсказывает, что употребляющих наркотики время от времени или постоянно в городе будет больше в разы. Ситуация в российских столицах и провинциях разная. Общее то, что люди боятся ВИЧ больше, чем наркомании, и идут к врачам. Но это не значит, что наркотики менее опасны.

На начало 2018 года в России зарегистрировано приблизительно 1,2 млн ВИЧ-инфицированных. Из чего можно предположить, что на сегодня в России 3-4 млн. активных потребителей наркотиков. Из последних официальных заявлений следует, что сейчас на учете в наркологических диспансерах страны числится около 640 тыс. человек. То есть приблизительно 438 человек на сто тысяч россиян просят у врачей помощи, чтобы излечиться от наркомании. Что сопоставимо с аналогичной статистикой европейских стран.

— В нынешней Европе быть наркоманом не модно. А в России?

Встречаясь со студентами техникумов и университетов, я всегда прошу поднять руку тех, кто видел, пробовал, кому предлагали наркотики. И становится ясно, к 15-16 годам с этим сталкивались многие. Обычно это препараты канабиса. Ситуация такая не только в России. Молодым всегда и везде свойственно открывать для себя новое. Но если парень три раза курил гашиш, это еще не значит, что он наркоман. Терминология имеет значение. Даже пагубное употребление психоактивных веществ, это еще не зависимость.

На мой взгляд, наркомания в Санкт-Петербурге сейчас гораздо менее популярное занятие, чем, например, в начале 90-х, когда лидеры бэкграунда не гнушались прихвастнуть: я не простой мещанин, я наркоман и читаю Германа Гессе. Наш сегодняшний клиент абсолютно не похож на публику тех лет. Качество жизни в России стало значительно выше. У молодежи появилось больше возможностей для учебы и заработка, активного отдыха. А успешность и хорошее здоровье с наркотиками не совместимы.

— А какие еще общие тенденции для России и Европы?

Эксперты отмечают, что и на Западе, и у нас увеличилось количество двойных диагнозов, когда у человека помимо наркомании есть какое-то психическое расстройство. Специалисты связывают это с распространением, так называемых, дизайнерских наркотиков: спайсов, солей, миксов. Их не обязательно колоть, можно принимать разными путями, они крайне токсичны, а привыкание и тяжелые расстройства психики развиваются на их фоне очень быстро. Избавиться от зависимости в этом случае очень сложно.

Реабилитационные центры "Диаконии" существуют на пожертвования. Здесь будут рады любой помощи. (diaconiafond.ru)

Реабилитационные центры «Диаконии» существуют на пожертвования. Здесь будут рады любой помощи. (diaconiafond.ru)

Для людей с двойным диагнозом, и швейцарский опыт это подтверждает, важен институт наставничества. Когда человек помогает человеку персонально. Помогает освободиться от наркотической зависимости, увеличить меру собственной свободы и осмыслить себя как творение Божие. Чтобы вернуться в общество обновленным, способным справляться со стрессом. По нашему опыту ребята с двойным диагнозом улучшаются значительно в условиях терапевтической среды реабилитационного центра. В этом им помогают сострадание, дисциплина, справедливость.

— В Швейцарии уже давно есть пункты легального приема наркотиков. В стране с 8-миллионным населением они «обслуживают» более тысячи человек – пришел, укололся, живи. Героиноманы могут получить «медицинский героин» по страховке. Паллиативная терапия наркомании, как часть стратегии «снижения вреда», применяется во многих странах мира. Но не в России, где метадон как заместитель героина запрещен. Ваше мнение по этому поводу?

Думаю, что заместительная терапия для нас преждевременна. Такие решения требуют длительной и аккуратной подготовки, перемен в самых разных сферах жизни общества. Да, паллиативная терапия дает неплохие результаты для контроля наркомании в ряде стран. Но только тогда, когда это идет в комплексе со многим другим, что необходимо, в том числе с развитой реабилитационной помощью, тщательно проработанными программами «снижения вреда». Медики хорошо знают, как опасно лечить симптом вместо болезни. А к социально опасным заболеваниям, к которым относится и наркомания, тем более надо подходить максимально осторожно, взвешенно.

— Наркоманы, которые колются, сильно рискуют заразиться ВИЧ. Поэтому «Диакония» уделяет много внимания профилактике этой опасной заразы?

Опыт убеждает, чтобы снизить риск заражения ВИЧ, весьма важно информировать население. Желательно, чтобы об угрозе заражения через инъекции и половым путем активнее говорили и СМИ. Для этого мы тесно работаем с Центром СПИДа в Санкт-Петербурге, который поддерживает профилактическую работу «Диаконии» и других НКО. Сейчас в Санкт-Петербурге есть десяток мест, где можно быстро, анонимно и бесплатно сделать тест на ВИЧ-инфекцию. А мобильный консультационный пункт нашего фонда «Автобус Милосердия» предлагает тестирование в будние дни прямо на улицах города.

Исследования последних лет дают основания полагать, что сегодня потребители наркотиков об опасности заражения ВИЧ информированы неплохо. А вот люди, увлекающиеся случайными половыми связями, похоже, в меньшей степени обеспокоены угрозой заражения ВИЧ, — а зря. Потому что последние три-четыре года в Санкт-Петербурге превалирует половой путь передачи ВИЧ-инфекции. Ситуация такая наблюдается и в некоторых других мегаполисах, не только в России.

Реабилитационный центр "Сологубовка" открыт в 2012 году при храме Царственных Страстотерпцев близ Санкт-Петербурга. (diaconiafond.ru)

Реабилитационный центр «Сологубовка» открыт в 2012 году при храме Царственных Страстотерпцев близ Санкт-Петербурга. (diaconiafond.ru)

Думаю, помимо информирования населения о поведенческих рисках, важна приверженность ВИЧ-инфицированных к антиретровирусной терапии. Если ВИЧ-инфицированный регулярно и аккуратно принимает лекарства, вирус у него практически не определяется, потому такой живущий с ВИЧ практически незаразен. То есть привычка лечиться тоже является хорошим примером профилактики по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции в регионе.

— С незаконным оборотом наркотиков, по данным МВД РФ, в минувшем году было связано более 200 тыс. преступлений – почти каждое десятое. Плюс драки, грабежи, убийства ради дозы. Что можно сделать для снижения преступности среди наркоманов?

Хороший вопрос. Над этим работают правительства и неправительственные организации многих стран. Думаю, что одной из эффективных мер может быть возможность выбора, когда наркоман соглашается на лечение как альтернативу наказанию за нетяжкое правонарушение, совершенное им. В Европе это уже действует давно, в последнее время все чаще применяется и в России. Я работаю в сфере реабилитации наркозависимых уже скоро тридцать лет. Убеждена абсолютно, чем больше людей вместо заключения будут попадать в эффективные, подтвердившие свою компетентность реабилитационные центры, тем лучше.

— А как отличить хорошие реабилитационные центры от шарлатанов и сект? Как не попасть на обманщиков, цель которых выкачать из клиентов деньги или заиметь бесплатную рабсилу?

Репутация реабилитационного центра важна. Определиться с центром поможет интернет.  Из него можно почерпнуть многое. Например, если организаторы на первой странице гарантируют 100% излечения, с большой вероятностью от обращения туда стоит воздержаться. Доступен ли на сайте устав и другие правовые документы, финансовые отчеты? Каковы условия пребывания в центре, какой персонал, программы реабилитации? Больше узнать о реабилитационном центре можно в сообществе родственников, оно достаточно широкое в России и охватывает многие регионы.

Так же я рекомендую обращать внимание, к какой конфессии принадлежит реабилитационный центр. Под неопределенной вывеской «мы христиане» нередко могут скрываться секты, которые озабочены совсем другими вопросами, чем помощь зависимому от наркотиков человеку. Всегда проверяйте информацию, прежде чем довериться незнакомым людям. Реабилитационные центры сейчас в России есть практически в каждом регионе, и не ленитесь узнать о них больше.

Реабилитационный центр "Пошитни" на Псковщине принимает до 45 воспитанников в год. (diaconiafond.ru)

Реабилитационный центр «Пошитни» на Псковщине принимает до 45 воспитанников в год. (diaconiafond.ru)

Информацию о православных реабилитационных центрах можно проверить на сайте Милосердие.руМосковской патриархии или на сайте Фонда святого праведного Иоанна Кронштадтского. Для православной церкви в России это сейчас значительное направление деятельности. Важно, что есть доверие между Церковными и государственными структурами. Наличие организации в госреестре свидетельствует, что государство признало качество помощи в этом реабилитационном центре достаточным, чтобы внести его в государственный перечень поставщиков социальных услуг.

— А мусульманин или буддист может обратиться в православный реабилитационный центр?

В наш центр приезжают люди со всей России, от Калининграда до Сахалина, независимо от их национальности и вероисповедания: русские, украинцы, армяне, осетины, дагестанцы… Если мигранты из Средней Азии имеют проблемы с наркотиками и говорят на русском языке, они могут обратиться к нам. В центрах «Диаконии» человек попадает в православный уклад, но, если у него нет потребности причащаться и исповедоваться, он может этого не делать. В Центральной России мусульманские и буддистские реабилитационные центры для наркозависимых мне лично не известны.

— А есть ли такие русскоговорящие реабилитационные центры за рубежом? И может ли русскоговорящий наркоман за границей получить помощь из России?

Поверьте, если человек действительно захочет избавиться от наркотической зависимости, возможность найдется. Технологии 12-шаговой программы помощи зависимым прекрасно апробированы и отлично действуют по всему миру. При этом личность и позиция наставника или помогающего специалиста порой не менее, а может и более важна, чем практика, которую он применяет. Российский опыт убеждает – из отошедших от наркотиков после приобретения профессиональных навыков получаются хорошие специалисты, глубоко сочувствующие, понимающие, принимающие чужую боль, как свою.

— Предположим, что к вам в Санкт-Петербург кто-то позвонит и скажет: я наркоман, живу в Швейцарии, хочу пообщаться. Это возможно?

— Разумеется. Я бы дала координаты человека из наших выздоравливающих консультантов, и они бы могли разговаривать по скайпу. Было бы желание освободиться от наркотиков, а найти реабилитационные центры, готовые предоставить квалифицированную помощь бесплатно, в нынешней России несложно. В стране действуют более 80 православных реабилитационных центров, десятки кабинетов первичного приема, «домов на полпути» и других вспомогательных структур для реабилитации наркозависимых. Образуя единую сеть, такие реабилитационные центры становятся частью общенациональной системы реабилитации наркозависимых.

— Большое спасибо за интервью. Позвольте пожелать Вам и Вашим воспитанникам крепкого здоровья и удачи.

#

Текст: Марина Охримовская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *