Статья о Реабилитационном центре для наркозависимых Пошитни, опубликованная в газете "Псковская правда"

12 шагов от наркомании

             Первый сюрприз нас ждал уже в пути. По указанной дороге мы ездили вперед-назад, пока не выяснили, что деревни Пошитни в Пушкиногорском районе нет. Точнее, она существует, но без каких-либо дорожных указателей. Местные к этому привыкли, а вот приезжих подобная конспирация заставляет понервничать.

             Зато в самих Пошитнях первая же жительница махнула нам в сторону небольшой горки: «Вы, наверное, к наркоманам? Проведать кого-то приехали?»

             У двухэтажного кирпичного дома собрались управляющий Центром трезвости Серафима Вырицкого «Пошитни» Геннадий Кукин, иеромонах Святогорского монастыря Василий и около десяти ребят. Первым делом повели к поклонному столбу Серафима Вырицкого. Его ребята изготовили сами. А еще пообещали показать молитвенный дом и небольшое хозяйство: коров, коз, телочку и парочку поющих (парни настаивают на уникальных способностях подопечных!) поросят. Плюс – огород и теплицы. Чем не лагерь труда и отдыха? Но у всех проживающих одна беда – наркомания, которая привела их к краю пропасти. Теперь остался последний шаг вперед или «12 шагов» к другой жизни. Даются они с трудом, поэтому «Псковская правда – Вече» обещает не указывать фамилий и фотографировать только желающих.

 

«Не пожелаю никому»

          – Мне 35 лет, злоупотребление в начале 90-х годов в Санкт-Петербурге было очень жесткое, – рассказывает один из парней. – Началась практически открытая пропаганда наркотиков через западные фильмы, да и продавались они свободно. Все знакомые употребляли. Кто спился, а кто – как я – перешел на тяжелые наркотики. Потерял работу. Ради денег на очередную дозу обманывал посторонних людей, воровал из дома. Начались ломки. Не слушались руки и ноги, мучила невыносимая боль в костях, почки отказывали, печень сдавала (рвота, понос). Организм начал разваливаться. Не пожелаю испытать такого никому!

             – С 1999 года я начал искать пути выхода из проблемы, – продолжает рассказ уроженец Санкт-Петербурга. – Сначала поехал в один реабилитационный центр, потом в другой. Срывался. И только здесь появилась надежда. Работать на кухне и ухаживать за животными не тяжело. Сложнее работать по программе «12 шагов», потому что надо все анализировать и выкладывать на бумагу. Здесь православный центр: соблюдаются все посты, вечерние и утренние молитвы. Я отчаялся, и ничего не оставалось, как обратиться к Богу. Трезвый уже полгода, и для меня самого это удивительный факт.

            Хотя, как признается собеседник, некоторые рекомендации бывает тяжело принять. Например, год сексуальной чистоты. После реабилитационного центра мужчине рекомендуют пожить одному, не заводя серьезных отношений с противоположным полом. Продолжать работу по программе «12 шагов» и посещать собрания анонимных наркоманов. «А иногда так хочется вернуться в город и по полной зажечь. Любви хочется!» – признается мужчина. И все-таки моему собеседнику идти к новой жизни легче, чем остальным. В Питере у него жена и пятилетняя дочка Даша.

 

Как наркоман наркоману

               Большинство сотрудников центра – это консультанты по химической зависимости. Вопреки ожиданиям, это люди, которые раньше сами сидели на наркотиках.

                – Мой стаж употребления – 10 лет, – рассказывает уроженец Волгоградской области Андрей Дьяченко. – Сейчас два с половиной года не употребляю ни наркотики, ни алкоголь. Я на собственном примере показываю другим, что можно оставаться трезвым. Когда приезжает новый пациент, то он не доверяет ни окружающим, ни психологам, ни врачам. А с таким, как я, новичку проще. Я не подбираю умных слов и поначалу пользуюсь старым жаргоном.

              Большинство российских реабилитационных центров для наркоманов работают в одном направлении, в «Пошитнях» – сразу по нескольким.

              - В программе «12 шагов» есть три принципа: честность, непредубежденность и готовность к действиям, – поясняет «Псковской правде» консультант. – Последнее подразумевает готовность меняться. Первый и самый трудный шаг – признать, что ты наркоман. Если провести аналогию с православием, то это смирение, которое всегда идет через боль. Когда человек признает проблему, то  начинает действовать. Кому-то кажется, что программа «12 шагов» – это короткий путь, но в реальности он длинный, тяжелый и тернистый. В конце этого пути воцерковление. Прежде я добивался цели,  становилось скучно, и снова начинал употреблять. В «Пошитнях» есть цель, которую невозможно достичь. Это духовный, социальный и личностный рост.

 

«Уезжают другими»

            Один из самых любимых гостей в «Пошитнях» – это иеромонах Василий из Святогорского монастыря. Он приезжает в реабилитационный центр по очереди с отцом Саввой каждый четверг. Сначала следует молебен, затем совместная трапеза и потом индивидуальные вопросы духовнику. По воскресеньям ребята могут исповедаться и причаститься в самом монастыре.

             – За полгода мы успеваем узнать и полюбить ребят, а они нас, – рассказывает иеромонах Василий. – Многие потом приезжают, особенно на Пасху и Рождество. Самое главное, что человек приходит к Богу. Он может сорваться и упасть, но уже знает, что совершил грех, поэтому приносит покаяние и возвращается, чтобы восстановить здоровье и примириться с совестью. Знаю, что многие потом хранят «годы трезвости».

             Но «Пошитни» – это не курорт. Администрация центра оформляет временную прописку, ставит на учет в милицию и несет полную ответственность за подопечных. Распорядок дня здесь жесткий. Подъем, молитва, завтрак, чаепитие, лекции, просмотр определенных телепередач, трудовое послушание и отбой. За употребление алкоголя или наркотиков – отчисление. По очереди приходится работать на кухне, ухаживать за животными и трудиться на огороде и в теплице. Зато на столе всегда парное молоко, свежие овощи и фрукты.

              - Финансирование идет из Санкт-Петербурга, помогают также спонсоры из-за рубежа: к примеру, недавно установили в жилом доме современную душевую кабину, – поясняет управляющий Геннадий Кукин. – Мы тоже стараемся зарабатывать. Продаем молоко, но до самоокупаемости, конечно, далеко. Но ведь это и не главная цель.

               Большинство проходящих реабилитацию в «Пошитнях» – это уроженцы Санкт-Петербурга. Но шанс попасть сюда есть у каждого, кто хочет сделать свои 12 шагов подальше от пропасти под названием «наркомания».

 

Ольга Григорьева

Газета «Псковская правда»