«Очерки о непридуманной трезвости».  Очерк седьмой. Кто поможет неисправимому? 

Живописано в пророчестве Отечество.
Всё в Отечестве - услада и краса.
И души моей духовное младенчество
Сквозь асфальт её дерзает в Небеса.
Там сокровище. И сердцу там пристанище.
Но законы притяжения земли
Повергают вновь на прежнее ристалище
Вынимающего шею из петли.
………………………………………………………………………………………………………………..
Часто так случается с нашим братом зависимым, что пройденная реабилитация даёт результат лишь на некоторое время или, на первый взгляд, вовсе не даёт результата. На самом деле положительный результат есть всегда и он всегда проявляется, если зависимый не прекращает попыток начать трезвую жизнь.
Как говорят в профессиональной реабилитационной среде: «Срыв это не конец процесса, это его часть». А святые отцы православия задолго до появления каких-либо программ реабилитации алкоголиков и наркоманов сформулировали духовный закон для плодоносной борьбы с любым человеческим грехом, преграждающим падшему человеку путь в Небесное Отечество. На более близком к нашему времени языке эта формулировка выглядит так: «К Царствию Небесному идут не от победы к победе, а от поражения к поражению, но доходят только те, кто не садятся в отчаянии на обочине, но встают и идут дальше.» (Святитель Тихон Задонский). Высота цели святых не постигается поражённым разумом, поэтому наши цели и задачи ближе и доступнее, но ведут в том же направлении по мере трезвения. И встреча со своим настоящим «я» у любого из нас происходит только тогда, когда мы становимся готовы к этой встрече.
Прежде, чем Дмитрий смог стать специалистом по неисправимым, как его теперь называют в БФ «Диакония», ему пришлось пройти одиннадцать реабилитаций. Его личная неисправимость берёт истоки в постсоветском детстве, во времени размытых нравственных ориентиров и полного отсутствия ориентиров духовных.
Среди родственников Дмитрия в основном были представители активных «помогающих», как сам он для себя определяет, профессий: военные, врачи и общественные деятели. Это обусловило его высокую личную активность в молодёжной среде, начиная со школьной скамьи. Вероятно, эта активность могла бы найти лучшее применение и развитие, если бы молодой человек знал на чьём-либо примере как это лучшее осуществить и что это вообще такое. Пример отца, ушедшего на пенсию по инвалидности военного, раненного в Афганистане, вызывал желание быть во многом похожим на него потому, что отца уважали и сочувствовали ему. И никто не смел осуждать за частое и сильное пьянство сибирского богатыря-афганца. А школа и улица героизировали в то время такой образ, что способствовало подражанию не в служении за неимением у молодёжи такового, а во «взрослом» отношению к спиртному и наркотикам.
Вспоминается «Баллада о детстве» Высоцкого:
Все — от нас до почти годовалых
Толковищу вели до кровянки,
А в подвалах и полуподвалах
Ребятишкам хотелось под танки.
Не досталось им даже по пуле,
В ремеслухе живи не тужи.
Ни дерзнуть, ни рискнуть, но рискнули -
Из напильников сделать ножи.
Ненапрвленная на добро энергия – субкультура уличной молодёжной среды – спиртное, наркотики – криминал.
Времена меняются, а схема та же. Вот и Дмитрий реализовал свой нерастраченный потенциал в востребованном мелком наркобизнесе, обеспечивая, в первую очередь, себя качественным веществом. Он видел себя распорядителем неких жизненных благ в романтической атмосфере своего сказочно-детективного существования.
- Денег и наркотиков было полно – вспоминает он – я тогда не чувствовал ни в чём недостатка и мог свободно не «торчать» после полугода постоянного употребления, не ощущая никакой зависимости. Я даже думал, что всё врут про тяжёлые отходняки и кумары…
Однако, прошло время и ломки неизбежно появились в самый неподходящий момент, когда попался курьер Дмитрия с большим количеством приносящего доход и радостные ощущения наркотика. Потом и вся «своя» сеть угодила на нары, а сам глубоко законспирированный «наркобарон» местного значения отделался лишь условным сроком. Но отделаться от явной уже зависимости было значительно труднее, чем изощрённо скрывать улики своей преступной деятельности, следуя любимым героям детективных романов и фильмов про шпионов. К этому мрачному времени относится первая попытка реабилитации Дмитрия, который в потерянном и унылом состоянии забрёл как-то в школу, где раньше учился и помнил себя участником КВН и, где теперь собиралась в памятном актовом зале протестантская община. О вере он не думал и зашёл бессознательно, без какой-либо цели, но выйдя отправился в один из протестантских реабилитационных центров. Других в 2004-м году в поле зрения Дмитрия и не было. Всего две недели, с трудом проведённые в центре, не были бесполезными и стали для Дмитрия началом длинного реабилитационного пути. Но на тот момент вернувшийся домой и снова впавший в бесконечный поиск хоть какого-то химического облегчения наркоман Дмитрий просто не находил времени, чтобы отмечаться в полиции…Как следствие, условный срок ему заменили на реальный.
Сейчас Дмитрий вспоминает об этом, как о милости Божией:
- Если бы не сел тогда на полтора года, сидел бы до сих пор.
Освободившись через год и два месяца по условно-досрочному, первым делом, не заходя даже домой, Дмитрий пошёл за наркотиком. Другой образ жизни и другие ценности не приходили ему тогда в голову. Опоздав на отметку в полицию и поругавшись с инспектором, Диме пришлось отправиться досиживать ещё четыре месяца, а заодно и доосознавать своё незавидное положение.
Было принято решение больше не употреблять, вести здоровый и честный образ жизни и найти, наконец, достойное применение своей общественно-активной натуре. Некоторое время это удавалось с возрастающим финансовым и карьерным успехом, но на поле новой строительной деятельности Дмитрия появились личности из прошлого – соупотребители.
Трудно отказать людям, с которыми что-то, казавшееся хорошим, было вместе прожито. И Диму снова понесло, был продан весь необходимый для работы инструмент, а отношения с коллегами, понятное дело, оказались разорванными. В тюрьму больше не хотелось и Дмитрий снова поехал к протестантам, где успешно реализовал свои организаторские способности, реабилитировавшись на некоторое время за счёт своей активности и карьерного роста. Почти два года чистоты от наркотиков, в течение которых была окончена учёба в Библейской протестантской школе и проведена значительная организационная работа в своём центре и общине, не дали Дмитрию, по его словам, настоящей трезвости и внутреннего покоя:
- Я был постоянно на нервах, взведён и, чем выше поднимался по карьерной лестнице, тем больше видел противоречия своего внутреннего и внешнего состояния. В моей деятельности среди протестантов всё большее значение приобретали деньги, а вера и жизнь по вере признавались уже достаточными для решения всех моих духовных вопросов. Об этом сказал мне главный пастор в Москве, очень как-то по-банкирски истолковав известную евангельскую историю про золотой статир во рту пойманной апостолом Петром рыбы. И я, мол, должен стать ловцом многих рыб приносящих звонкие монеты.
Дмитрий после того разговора мог бы тоже стать таким пастором-банкиром, ведь ума, энергии и опыта предпринимателя у него хватало… Но он, раздираемый внутренним конфликтом, ушёл в срыв, самый жёсткий в его жизни: ночевал в мусоропроводах, подвалах и заброшенных машинах. У него уже была к тому времени жена и маленький ребёнок, но домой дорога в таком состоянии была закрыта. Жена вызывала полицию, как только Дмитрий появлялся на пороге, поскольку муж выносил из дома всё, что имело хоть какую-то ценность, чтобы «проторчать». Даже мама на звонки сына обречённо отвечала вместо приветствия: «Что надо?».
Дальнейшие попытки реабилитации у протестантов длились всего по несколько дней и заканчивались новыми срывами со всеми последующими «прелестями» наркоманской жизни, отчего протестанты перестали брать Дмитрия. Его неисправимость наносила известный материальный ущерб и могла послужить угрозой физическому здоровью членов общин – Диму все знали уже, как «отмороженного». После одного из таких срывов Дмитрий бесцельно бродил по городу, не зная куда пойти, и неожиданно увидел человека, с которым укололся в первый раз в школьной юности. Этот человек с трудом узнал старого товарища в опустившемся «нарике», когда Дима его окликнул с неосознанной надеждой неизвестно на что.
Кто может помочь наркоману лучше такого же наркомана сумевшего изменить свою жизнь? Милость Божия не оставляла несостоявшегося пастора и бывший соупотребитель, о котором Дима думал, что он давно умер от своей смертельной зависимости, взялся помогать Дмитрию устроиться на реабилитацию. Доступным в этот раз оказался православный РЦ, в который Дима и поехал, по дороге незаметно вытащив деньги из сумки руководителя и уже собираясь на привычную скользкую дорожку… Но что-то щёлкнуло в больной голове: «А что дальше… и куда бежать?». Деньги Дмитрий вернул удивлённому руководителю и до центра доехал, задержавшись там на полгода и углубившись с первых дней в изучение православия. Найдя в новом для себя вероучении ответы на все свои вопросы, которые мучили его в предыдущей конфессии, Дмитрий первый раз в жизни исповедался и первый раз после последнего срыва спокойно уснул. Его первая исповедь длилась четыре часа и глаза исповедавшего иеромонаха были для Димы глазами Христа.
По удивительному стечению обстоятельств Димина мама в это же время была в отпуске на курорте в Ессентуках и искала протестантскую общину, чтобы помолиться о сыне. Такой общины там не нашлось, но был православный храм во имя великомученика и целителя Пантелеимона, где она и попросила Спасителя о помощи своему чаду. На следующий день был звонок от сына с сообщением о поездке в православный реабилитационный центр.
Став православным и ощутив промыслительную Божию помощь в своей странной жизни, Дмитрий святым не стал, но некий смысл трезвого бытия обрёл; только реализовать обретённое и научиться своей жизнью приносить пользу ближним предстояло ещё не скоро. Ему удалось восстановить семью, а последующие срывы стали менее жёсткими и продолжительными. Тем более, что после каждого он возвращался в знакомый РЦ, продолжая вставать после падения. Три раза Дима, освоивший клиросное послушание и помогавший в храме, соблазнялся и «хлопал», по его выражению, церковную кружку, после чего уходил «торчать». Об этом никто не знал, кроме священника на исповеди, и Дмитрия брали обратно. Но в последний раз, после девяти месяцев пребывания в центре, Дима соблазнился общецентровскими деньгами, которые намётанным глазом бывалого наркомана углядел лежащими без особого присмотра, и ушёл с ними гасить очередной пожар души. Скрыть это уже было невозможно и возмущённые сотрудники не захотели больше видеть неисправимого.
Только двое не осудили его тогда, из которых один, не считавший для себя возможным оставить без помощи несчастного смертельно больного человека, продолжал помогать Дмитрию. Сам же несчастный всё сильнее понимал, что ему без помощи не выбраться и очень хотел этой помощи, молился и не терял надежды. Ведь, он в Евангелии давно увидел бесконечное милосердие Божие, а в жизни пока увидел лишь ограниченное человеческое; и это ограничение оставалось единственным препятствием, которое необходимо было преодолеть в самом себе, чтобы начать трезветь не на время, а навсегда.
Благодарно принимая помощь от людей, мы принимаем её от Бога и, только до каждой клетки измученного тела и каждого тёмного уголка исстрадавшейся души прочувствовав это, зависимый наркоман или алкоголик начинает выбираться со своего дна.
Цепляясь из последних сил за помощь единственного человека, который не махнул рукой на неисправимого, Дмитрий обрёл помощь Бога через многих людей подготовленных своей жизнью и преодолением собственной неисправимости. Сергей, ставший для Дмитрия добрым самаритянином, на семинаре по оказанию помощи зависимым в Москве познакомился с руководителем БФ «Диакония» и консультантом по химической зависимости бесплатного православного РЦ «Сологубовка» Алексеем. Рассказав тяжёлую историю Дмитрия, Сергей попросил Алексея помочь ему и не получил отказа. Тут же Сергей послал СМС Диме с адресом центра и Дима, не медля, поехал.
- Впервые в жизни я увидел людей, которые жили, как говорили, и хотели помочь мне, что бы я не говорил и не делал – рассказывает Дмитрий.
- Я нигде не видел никакого двойного дна, это было удивительно и я долго не мог в это поверить. Мне помогали ВСЕ! Я много беседовал с руководителем и консультантом Алексеем, который потом стал священником Алексием и мне очень хотелось в своём внутреннем устроении быть похожим на него.
Последним тяжёлым испытанием на пути исправления себя стала ситуация с заболевшим сыном, лечение которого нужно было оплачивать, для чего пришлось реабилитацию прервать и ехать зарабатывать. Настоящая большая православная семья с сакральным именем «Диакония» искренне болевшая за одного из своих братьев во Христе всячески поддержала Диму в его непростой ситуации. Ему было сказано: « Поезжай и будь на связи. Будет тяжело – возвращайся».
Полгода Дмитрий оставался трезвым и постоянно звонил консультантам и руководителям Фонда, но потом, забыв что алкоголь тоже наркотик, выпил на корпоративе. Две недели в знакомом угаре пролетели, как один день, а потом зашедший в свой аккаунт «вКонтакте» Дмитрий обнаружил, что его не забыли: один из старших консультантов искал его и спрашивал о его делах. Дима выложил всё, как на духу, и услышал слова, которые запомнил на всю жизнь: «Сейчас миллионы зависимых людей находятся в таком же положении, как и ты, но у них нет таких друзей, как у тебя, нет выхода. А у тебя есть «Диакония» и мы тебя любим. Приезжай».
- Я после этих слов созвонился с отцом Алексием, получил подтверждение на возвращение в центр и принял решение поехать, чтобы остаться с «Диаконией» навсегда – вспоминает Дмитрий.
Теперь, пройдя до конца реабилитацию и социальную адаптацию, Дмитрий продолжил династию «помогающих» профессий, став консультантом по химической зависимости. Свою семью Дмитрий перевёз в город своего служения, где у него родился второй сын. Сегодня он получает образование по специальности «клинический психолог» и, используя переосмысленный личный опыт и опыт всей команды консультантов, работающей в едином организме помощи зависимым, вытаскивает из наркотического болота себе подобных.
Когда-то Дмитрий ломал голову над словами апостола Павла «...любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу.» (Рим. 8;28) Теперь смысл этих слов раскрылся в нём самом. Он достоверно узнал, что любовь это не просто красивое слово, а глагол отражающий выбор и действие по отношению к Образу Божию в человеке.
……………………………………………………………………………………….
29.09. 2018г. Иеродиакон Антоний (Давидюк).
#Диакония #Истории